Подробно

Номер 045 от 17-11-99

Полоса 063

&nbspНа поводу у слуха

Говорят, что занятия музыкой способствуют развитию воображения и вырабатывают несгибаемую волю и твердый характер. Но что они принесут вашему ребенку в будущем? Мировое признание, удовольствие от наигрывания любимых мелодий или глухую ненависть к музыке? Это зависит от выбранного вами учебного заведения. И от одаренности ребенка.

Если вы когда-то учились в музыкальной школе, вам не нужно объяснять, что это такое. Ежедневные долгие занятия, бесконечная зубрежка нотной грамоты и изучение деятельности какой-нибудь «могучей кучки» способны отнять немало драгоценных часов счастливого детства. Однако стремление приобщить ребенка к высокому искусству неистребимо. Поэтому родители, видящие в своем ребенке будущего Ростроповича или просто мечтающие, что он когда-нибудь «изобразит» «Лунную сонату» на каком-нибудь семейном торжестве, каждый год обивают пороги музыкальных школ, известных и не очень.

Учиться музыке «с нуля» до профессионального уровня нужно в три этапа. Начальное музыкальное образование дают в детских музыкальных школах (ДМШ). Диплом ДМШ не позволяет сразу поступать в музыкальный вуз — для этого придется закончить еще и музучилище. Правда, в России есть несколько специальных средних музыкальных школ, в которых дети получают и музыкальное, и среднее образование. Вот после них сразу можно поступать в музыкальные вузы.

Срок учебы в музыкальной школе зависит от выбранной специальности. Например, тем, кто выбрал фортепиано, скрипку или гитару, нужно учиться 5-7 лет. Искусством игры на народных и духовых инструментах овладевают 5 лет. Столько же времени занимает курс на вокальном или джазовом отделении. Чем дольше предстоит учиться ребенку, тем раньше его принимают в музыкальную школу. Так, на отделения инструментов симфонического оркестра берут детей с шести лет, на отделения народных инструментов — с семи-девяти, духовых — с десяти.

Разумеется, поступить в школу ребенок сможет только при наличии определенных музыкальных способностей. Поэтому на вступительных экзаменах его попросят, например, спеть песню или повторить сыгранную мелодию. Кроме того, учителя могут обратить внимание на физические данные ребенка. Так, если ребенок слабый, ему вряд ли доверят аккордеон (как выразился директор ДМШ им. Бетховена Александр Палицын, «большой инструмент любит массу»). Для духовых инструментов требуются хорошие легкие. А будущему скрипачу необходим абсолютный слух и подвижные и гибкие руки.

Учеба в музыкальной школе — не только мучительное занятие для ребенка, но и разорительное мероприятие для родителей. Нет, сама учеба в школе обходится дешево, но вот инструменты могут влететь в копеечку. К примеру, простенькая домра или скрипка обойдется в 3 тыс. рублей, а фортепиано — и вовсе в 10 тыс. Правда, во многих школах есть хранилища, где инструменты выдают напрокат. Так, в школе им. Мясковского аренда инструмента стоит 1-5% от его стоимости. Но нередко состояние инструментов в хранилищах оставляет желать лучшего.

Детские школы

Детских музыкальных школ — тех самых, которые дают начальное музыкальное образование — в Москве около 130. Но, если вы хотите, чтобы ваш ребенок продолжил его в известных учебных заведениях, остановите свой выбор на ведущих московских школах. Их наберется не более 10: школа им. Прокофьева, школа им. Дунаевского, ДМШ академического училища при Московской консерватории им. Чайковского, ДМШ им. Гнесиных и др. Процент детей, поступающих по окончании этих школ в престижные музучилища, довольно высок. Например, около 75% выпускников ДМШ при консерватории им. Чайковского обычно становятся студентами училища при этой консерватории.

Ведущие музшколы отличаются высоким уровнем преподавания и, соответственно, качеством музыкального образования. Тамара Казакова, завуч ДМШ академического училища при Московской консерватории им. Чайковского: Многие наши педагоги имеют исполнительские и педагогические звания и дают мастер-классы по всему миру. У нас, например, работает Майя Глизарова — педагог известного скрипача Виктора Третьякова. В школе им. Шапорина преподают дирижер детского хора Большого театра Андрей Заборонок, один из лучших педагогов в Москве по виолончели Татьяна Гульдан.

По большому счету программы обучения в музшколах не отличаются друг от друга. Ходить в школу придется три-четыре раза в неделю (два раза — на занятия по специальности, один-два — на хор и еще один раз — на сольфеджио). Хотя на некоторых отделениях ребенку предстоит пройти набор дополнительных дисциплин. Например, в курс обучения игре на народных, духовых и струнных инструментах входят еще занятия на фортепиано. А в программу джазового отделения включены джазовая композиция, импровизация, обучение в компьютерном классе, игра на электронных инструментах. Кроме того, некоторые школы дополняют стандартную программу обучения различными «примочками». Валентин Евдокимов, директор ДМШ им. Дунаевского: У нас есть такое забавное увлечение — китайская музыка. Ее играют на всех отделениях. У всех хороших музшкол богатая концертная практика. Так, ученики ДМШ им. Гнесиных, ДМШ им. Дунаевского, ДМШ академического училища при консерватории и др. регулярно выступают в престижных концертных залах — в консерватории, Музее Глинки и проч.

Понятно, что на отсутствие конкурса ведущие музыкальные школы не жалуются. Тамара Казакова: Обычно бывает колоссальный конкурс на классическую гитару. На каждое место по классу фортепиано претендуют по шесть человек. На каждое место отделения струнных инструментов школы им. Мясковского в этом году было подано семь заявлений. А на джазовом отделении школы им. Дунаевского хотят учиться в 10 раз больше детей, чем школа может принять. На вступительных экзаменах на отделения инструментов симфонического оркестра и народных инструментов обычно проверяют слух, музыкальную память и ритмику. На джазовом отделении особое внимание уделяют чувству ритма.

При всех музыкальных школах есть подготовительные отделения, где можно обучаться с 4,5-6 лет. В программу подготовки детей к школе входят ритмика и сольфеджио. Ну и, конечно, азы игры на музыкальных инструментах. Например, в школе им. Дунаевского с пяти лет обучаются игре на скрипке. Несмотря на специальную подготовку, после подготовительного отделения дети сдают экзамены в школу на общих основаниях.

Единственным недостатком школ можно считать не слишком комфортные условия обучения. В одних школах нам жаловались на длительное отсутствие ремонта, в других — вовсе на аварийное состояние здания. Елена Морозова, завуч школы им. Шапорина: Мы находимся в аварийном здании. И не съезжаем на время капитального ремонта, потому что боимся, что в это здание на Садовом кольце уже не вернемся.

Специальные средние школы

Специальных средних школ, которые готовят детей к профессиональной музыкальной карьере, по всей стране всего 12. Все они созданы при ведущих консерваториях и музыкальных институтах. В Москве две таких десятилетки: центральная музыкальная школа (ЦМШ) при консерватории им. Чайковского и средняя музыкальная школа (СМШ) при Академии им. Гнесиных (не путать с детской музшколой при консерватории и школой им. Гнесина, о которых шла речь выше). Первая находится в федеральном подчинении и поэтому обязана принимать детей со всей России; вторая не обязана, но все же принимает. Набор специальностей традиционный — фортепиано, духовые, струнные, ударные инструменты. В первую очередь школы готовят исполнителей и преподавателей, а ЦМШ — еще теоретиков и композиторов.

В специальных средних музшколах дети учатся 10 лет (как в обычных средних школах), но программы обучения здесь, конечно, немного другие. Сергей Усанов, ЦМШ при консерватории им. Чайковского: Мы даем больше гуманитарных дисциплин. А в старших классах школы вообще не проходят математику и физику. В Гнесинке в старших классах изучают методику преподавания и педагогическую практику. В целом же нагрузки в специальных музшколах большие. Так, в Гнесинке только на музыкальные предметы отводится по 10-15 часов в неделю, и это не считая общеобразовательных дисциплин. В ЦМШ учатся в общей сложности по 6-7 часов в день, зато ребенку приходится много заниматься музыкой самостоятельно.

Концертировать ученики специальных музыкальных школ начинают с 10 лет. Сергей Усанов: Ученики нашей школы по классу фортепиано Дарья Митина и Никита Даянц уже успели прославиться. А выпускники прошлого года по классу фортепиано и скрипки в этом году завоевали две медали на конкурсе Чайковского. Елена Ионова, завуч школы им. Гнесиных: Наши ученики много ездят по миру. Обычно 40-60% учащихся — лауреаты международных конкурсов. Среди выпускников этих школ есть и мировые знаменитости. Так, ЦМШ заканчивали Владимир Крайнев, Мстислав Ростропович, Татьяна Николаева, Всеволод Рождественский, Владимир Спиваков и др. Некоторые из них организовали свои фонды (например, Спиваков и Крайнев), которые дают деньги на концерты нынешних учеников и выплачивают им стипендии. Ну а в Гнесинке когда-то учились Виктор Пикайзен, Евгений Кисин, Александр Рудин, Борис Березовский (пианист, а не бизнесмен). Некоторые известные музыканты предпочитают и своих детей обучать в известных музшколах. К примеру, дочь Башмета, дочери Виктора Третьякова и сын Наталии Гутман учатся в школе им. Гнесиных.

Кстати, поступить в специальные музшколы могут только действительно талантливые дети. Например, из 200 детей, приходящих на предварительное прослушивание в ЦМШ, в школу принимают не более 10. Сергей Усанов: Критерий для поступления один — незаурядные музыкальные данные. В Гнесинке ребенок проходит две предварительные консультации — проверяют его музыкальные и физические данные. Затем следует экзамен, который оценивается по 10-балльной системе. По словам Елены Ионовой, баллы просчитываются буквально до сотых, а претендент принимается в школу тайным голосованием. Прием в первый класс ЦМШ идет в два этапа — предварительное прослушивание и экзамен. Проверяются слух, чувство ритма, музыкальная память. Сергей Усанов: У нас такие же экзамены, как в обычной музыкальной школе, только требования высокие. Практически все поступающие уже умеют играть.

Шансы на поступление могут возрасти, если ваш ребенок закончит подготовительное отделение школы. Учиться там начинают с 5-6 лет. Дети проходят сольфеджио и ритмику и выбирают инструмент, на котором будут учиться играть в школе. Поступить в школу можно и в старшем возрасте, естественно сдав специальный экзамен. Подготовиться к нему можно, обучаясь по программе школы в коммерческом классе.

Детям, приезжающим в специальные музшколы из провинции, нужно приготовиться к бытовым трудностям. В Гнесинке пока нет общежития для иногородних школьников, и их родителям приходится снимать в Москве жилье и даже самим перебираться в столицу. В ЦМШ есть интернат, но маленькие дети там жить не могут. Сергей Усанов: Семилетки, принятые в первый класс, обычно живут с родителями. А начиная с 10 лет дети могут жить в нашем интернате на 60 мест. Но условия там очень плохие. И правда, дети в интернате ЦМШ живут в комнатах по 5-6 человек и там же занимаются игрой на инструментах.

Впрочем, игра в любом случае стоит свеч. Выпускников этих школ ждут не только в музыкальных ведущих вузах России (московской консерватории, Академии им. Гнесиных и др.), но и в Английской королевской академии, парижской консерватории и некоторых других престижных вузах мира. Елена Ионова: Примерно 5-10% наших выпускников уезжают за границу.

Хоровые школы

Отдельно стоит сказать о музыкальных хоровых школах. Здесь, как и в обычной музшколе, тоже изучают музыкальные дисциплины, но особое внимание уделяется, разумеется, пению. Самые известные московские хоровые школы — при Академии им. Свешникова и «Весна». Но если первая готовит профессиональных исполнителей и дирижеров, то вторая не ставит перед собой такой цели.

Хоровую школу при Академии им. Свешникова заканчивали композиторы Родион Щедрин и Александр Флярковский, хоровой дирижер Виктор Минин и дирижер детского хора радио и телевидения Виктор Попов (кстати, сейчас он руководит школой). Дети учатся в школе 8 лет и проходят как музыкальные, так и общеобразовательные предметы. Как и в ЦМШ, здесь отводят больше времени на гуманитарные дисциплины, особенно на литературу, а часы на точные и естественные науки урезаны. Зато на музыкальную подготовку здесь времени не жалеют: в младших классах на нее отводится 8-10 часов в неделю, а в старших — 15-18. Так что уже начиная с третьего класса ученики школы выступают с концертами в консерватории. А после восьмого класса самые способные могут поступить в училище им. Свешникова (затем — в Академию хорового искусства). Причем, по словам ректора Академии хорового искусства Валерия Стародубского, если выпускник школы не поступит в училище им. Свешникова, его с радостью возьмут в любое другое музыкальное училище.

К сожалению, девочкам путь в школу им. Свешникова заказан: сюда берут только мальчиков (начиная с семи лет). Зато мальчиков берут со всей России, и немосквичи могут жить в интернате при школе, в комнатах по 2-4 человека. Хотя конкурс в школе небольшой — четыре человека на место, требования к поступающим очень высокие. Валерий Стародубский: Нужно, чтобы ребенок чисто пел и имел хорошую музыкальную память. Например, при приеме мы просим ребенка повторить 6-8 нот. Кроме того, мы обращаем внимание на состояние голосовых связок. Вообще, здоровье у ребенка должно быть отличным, ведь ему придется очень много учиться.

В хоровой школе «Весна» такой «муштры» нет. Оценки здесь не ставят, и отсев учеников минимальный. Александр Пономарев, директор школы «Весна»: Мы не готовим профессионалов и даже отговариваем учеников от продолжения музыкального образования, потому что оно сейчас не востребовано. Тем не менее часов на хор здесь отведено вдвое больше, чем в обычной музыкальной школе, а в конце каждого года ученики дают концерт в консерватории. Кроме того, в «Весне» можно факультативно заниматься дирижированием и играть на органе. По словам Александра Пономарева, школа нередко занимает призовые места на ведущих международных конкурсах хоров. Недавно, например, хор «Весны» получил первую премию на международном конкурсе в Испании.

Детей «со стороны» в школу принимают лишь в порядке исключения, в основном же сюда берут выпускников подготовительного отделения. К моменту поступления в первый класс «подготовишки» должны уметь петь в унисон.

Итак, после музыкальной школы ваш ребенок не обязательно выберет профессию музыканта. Но зато он точно станет гораздо культурнее.

ФРИДА ГУДИМ, МАРИНА ИВАНЮЩЕНКОВА

УЧЕБА В МУЗЫКАЛЬНОЙ ШКОЛЕ — ЗАНЯТИЕ НЕДЕШЕВОЕ. НО НЕ ПОТОМУ, ЧТО ОБУЧЕНИЕ СТОИТ ДОРОГО, А ПОТОМУ, ЧТО ИНСТРУМЕНТЫ МОГУТ ВЛЕТЕТЬ В КОПЕЕЧКУ

КОНКУРС В НЕКОТОРЫХ СПЕЦИАЛЬНЫХ МУЗШКОЛАХ СРАВНИМ С КОНКУРСОМ В ПРЕСТИЖНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ — 10 ЧЕЛОВЕК НА МЕСТО

Московские музыкальные школы