Б. М. Теплов в монографии «Психология музыкальных способностей» (1947) посвящает целую главу феномену абсолютного слуха

Мне очень понравилась его книга и особенно эта глава, и ниже я перескажу своими словами основные выводы Теплова об абсолютном слухе.

Теплов выделяет главную определяющую черту абсолютного слуха как способность практически мгновенно, не задумываясь, назвать ноту, услышав ее звучание. Обладатели абсолютного слуха иногда ошибаются, но весьма редко, обычно в считанных процентах случаев.

Нередко встречается немного другая способность: бывает, что люди умеют хорошо распознавать ноты, но далеко не мгновенно и с немалым числом ошибок. Как правило, им нужно несколько секунд или больше, и для идентификации нот они пользуются относительным слухом (распознаванием интервалов). А именно, они сравнивают то, что слышат, с референтной нотой, звучание которой они могут услышать

«внутренним слухом» (например, нижнюю ноту диапазона своего голоса, или известную им ноту, которую недавно слышали).

У таких людей есть прекрасная способность идентифицировать интервалы, а также отличная музыкальная память, и вместе эти две способности дают им хороший шанс назвать любую ноту правильно. Вместе с тем, Теплов называет такой способ «псевдоабсолютным слухом», потому что главного в нем нет: мгновенного узнавания ноты, не сравнивая ее с другими — с той же легкостью, с какой мы узнаем, скажем, красный цвет, не сравнивая его в воображении с другими цветами.

Характерные черты псевдоабсолютного слуха: долгое время реакции, значительно больший процент ошибок, и наконец, если обладатель псевдоабсолютного слуха ошибся на пол-тона или тон в одной ноте (и его не исправили), то он сохранит такую ошибку во всех следующих. Это ясно указывает именно на использование интервалов, в то время как обладатели абсолютного слуха, если они ошибаются, никогда не переносят эту ошибку на следующие ноты.

Вернемся теперь к собственно абсолютному слуху, когда нота распознается сама по себе, без сравнения с другими. Теплов пишет, что следует отличать активный абсолютный слух, обладатели которого могут и распознать любую ноту, и спеть правильно любую ноту по ее названию — от пассивного абсолютного слуха, когда могут распознать, но не могут спеть. Эти две категории легко отличают друг от друга при проверке, между ними видная четкая разница.

Вдобавок к этому, обладатели пассивного слуха обычно могут распознать не все инструменты — например, фортепиано могут, а звуки скрипки или чужого голоса — нет или намного хуже. Обладатели активного слуха, те, кто могут спеть любую ноту — как правило, могут также распознать ноты любого инструмента.

У Теплова есть очень интересное объяснение этих различий (я не знаю, насколько оно общепринято). Любой звук любого инструмента несет в себе как информацию о высоте (основной тон), так и тембр — сложный набор дополнительных тонов, обертонов, составляющий характерное ощущение данного инструмента. Более того, у каждой ноты свой тембр — две разные ноты на фортепиано не просто обе имеют «тембр фортепиано», но и заметно отличаются друг от друга по тембру, а не только по высоте. Теплов пишет, что мы, простые смертные без абсолютного слуха, воспринимаем в каждом звуке, что мы слышим — тембр: абсолютно, а высоту: относительно. Это значит, что мы слышим тембр звука как нечто законечнное и уникальное для него, но высоту саму по себе мы не воспринимаем как что-то определенное — а только отношения разных высот, движение от одной высоты к другой, интервал.

Это объясняет, по мнению Теплова, реальные, но очень скромные успехи попыток многих психологов научить людей без абсолютного слуха распознавать ноты. Как правило, такие попытки приводят к тому, что у подопытных улучшается способность называть ноты в пределах одной-двух октав, но только у одного инструмента, все равно намного хуже, чем даже «псевдоабсолютный слух», и наконец, без практики быстро забывается. Теплов объясняет это все тем, что все это — попытки научиться распознавать ноту только через ее тембр, не пытаясь даже вычленить собственно высоту. Такие люди описывают свой процесс узнавания в терминах «светлые», «яркие», «тусклые», «объемные», «тонкие» итд. — все эти метафоры ассоциируются именно с тембром.

Обладатель абсолютного слуха, с другой стороны, и тембр и высоту воспринимает абсолютно, ему не нужно их сравнивать с другими нотами, звучащими в памяти, чтобы распознать. Чем же отличается тогда пассивный абсолютный слух от активного? При пассивном слухе человек все еще частично опирается на тембр в деле распознания звуков, не отделяет как следует тембр от высоты звука. Это объясняет, почему обладатель пассивного слуха часто распознает одни инструменты, но не другие — его распознавание опирается в том числе на тембр; и почему такой обладатель не может спеть ноту по названию — из-за огромной разницы между тембром своего голоса и тембром инструмента.

А вот когда есть активный абсолютный слух, то его обладатель не пользуется тембром. В его восприятии «музыкальная высота» звука четко отделяется от тембра, и распознается сама по себе. Поэтому и все инструменты для него не проблема, и спеть тоже. Словно у него есть особая нейронная сеть (мои слова, не Теплова), которая натренирована на то, чтобы вычленить и категоризовать высоту звука. В отличие от пассивного слуха, когда нейронная сеть настроена на распознавание высоты, но с использованием тембра в качестве существенной подпорки. И в отличие от всех остальных, простых смертных, у которой этой нейронной сети вообще нет.

На вопрос «можно ли обучить абсолютному слуху взрослого человека, у которого до сих пор его не было» Теплов отвечает отрицательно. Добавлю, что 70 лет спустя ответ тот же — в недавнем англоязычном обзоре абсолютного слуха я прочитал то же самое: все опыты давали или четко отрицательные, или как минимум сомнительные результаты. «Псевдоабсолютный» слух, описанный выше, развивается обычно сам, ему учить не надо. А научить можно только весьма слабой (и после того, как перестал упражняться, быстро исчезающей) способности распознавать ноты, той, которая согласно Теплову — по тембру.

Итак, подытожим. Теплов описывает четыре разные способности, которые перечисляю в порядке снижения моего офигевания от них:

1. Активный абсолютный слух: может мгновенно распознать ноту, сыгранную на любом инструменте, и спеть любую ноту на заказ. Не пользуется для этого относительным слухом. Основан на способности изолировать в звуке собственно высоту и воспринять ее «абсолютно».

2. Пассивный абсолютный слух: может мгновенно распознать ноту некоторых инструментов, но часто не всех и не чужого голоса (их тоже может, но куда больше ошибок). Не может спеть ноту по названию. Не пользуется относительным слухом. Основан на «абсолютном» восприятии высоты звука вместе с тембром, не отдельно от него.

3. Псевдоабсолютный слух: может распознать ноты с заметной задержкой, минимум несколько секунд, а иногда куда дольше. Сознательно пользуется относительным слухом для сравнения с известной референтной нотой, которую либо помнит, либо поет «внутренним голосом». Процент ошибок невелик, но все же больше, чем при настоящем абсолютном слухе.

4. Натренированный «абсолютный слух», на самом деле таковым не являющийся: люди, которые долго и упорно тренировались в распознавании нот и достигли определенного успеха, неизбежно намного более ограниченного, чем абсолютный слух. Их распознание основано на одном лишь тембре и вообще не работает при смене инструмента. После прекращения практики способность быстро ухудшается.

Буду рад замечаниям и дополнениям от знающих людей. Если у вас есть абсолютный слух, буду признателен, если вы примерите себя к классификации выше, а также расскажете о том, как вы ощущаете распознавание звуков.